РУЖЕЙНЫЙ ЗАМОК

        Вплоть до XV века воспламенение заряда производилось, как мы знаем, вручную от горящего куска или пенькового фитиля. Когда запальное отверстие стали располагать сбоку, то появилась пороховая полка. Необходимость производить выстрел одновременно с прицеливанием послужила поводом для разработки фитильного курка и фитильного замка.

        Первое механическое приспособление для произведения выстрела еще не было фитильным замком, ибо весь аппарат состоял из рычажка — жагры, который был укреплен на ложе с помощью гвоздя. Спереди его размещалась щель, в которую впихивали трут или фитиль. Воспламенение производилось движением пальца, причем курок опускался на полку под действием собственной тяжести. Мы встречаем такой механизм зажигания еще у ручниц, показанных в арсенальных книгах Максимилиана I.
        В последующее время курок выполняли как двуплечный рычаг, причем заднее плечо облегчало его движение. Именно эта конструкция послужила основой к спуску посредством спускового курка (нем. Luntenhahn). Важным добавлением была плоская пружина, регулировавшая движение курка; с этим связывали еще т.н. спусковой рычаг (нем. Luntenschloß), аналогичный арбалетному. Курок, пружина и спусковой рычаг теперь образовывали уже механическую систему, которая объединялась с помощью замочной доски, первоначально состоявшей лишь из длинной тонкой пластинки металла. Так возник первый фитильный замок. Спусковой крючок появляется в XVI веке лишь на самом дорогом, выполняемом на заказ оружии, на военных образцах мы его видим только в конце XVII века. Хотя во многих случаях еще остается в употреблении спусковой рычаг. Приспособление на жагре для приема воспламеняющего средства состояло либо из щели, обе губки которой впоследствии снабжали винтом, чтобы прочнее защемить фитиль, либо из укрепленной спереди трубочки, через которую протягивался фитиль. Чтобы при дождливой погоде затравочный порох не отсыревал, добавили так называемую крышку полки, которая сохранилась еще и в колесцовом замке.
        Дальнейшим шагом механического прогресса была фитильный замок с ударным курком; он требовал уже двойного пружинного действия — с одной стороны посредством боевой пружины, а с другой стороны посредством спусковой пружины, которая освобождала боевую пружину путем оттягивания штифта.Это изобретение, хотя позже оно и привело к конструкции замка с ударным курком и кремневого замка, не оправдало себя для фитильного зажигания, поскольку курок при воспламенении оставался опущенным на полку, и вспыхивающий затравочный порох часто задувал фитиль.


Рис. 537. «Монашеское ружье». Восточная работа. Королевский Исторический музей в Дрездене.

        Считается, что колесцовый замок изобретен в Нюрнберге около 1515 года; в отношении общей конструкции это может быть и верно, но не относится к открытию самого принципа воспламенения путем трения пирита о железную деталь с насечкой. Доказательство этого мы видим в так называемом «монашеском ружье» в Королевском Историческом музее Дрездена, которую следует датировать не позднее XV века. Украшения на стволе явно выполнены в арабском стиле, что вновь указывает на то, что важнейшими изобретениями мы обязаны Востоку (рис. 537).
        Детальная конструкция колесцового замка испытала с момента своего появления вплоть до его исчезновения разнообразнейшие изменения, каждое из которых имело своей целью какое-то улучшение. Рассмотрим сперва колесо. Старейшие колеса прилегают открыто к механизму; но открытое колесо легко загрязнялось, пылилось, что оказывало отрицательное действие на его функционирование. В дождь оно намокало и тем самым не давало искры. Поэтому колесо снабжали чашеобразным кожухом; который иногда выполняли ажурным (прорезным), что, правда, противоречило его назначению. Этот кожух колеса становится излюбленным объектом декора, он выполнен большей частью из позолоченного металла и покрыт изящными гравированными или травлеными рисунками. Поэтому различают в первую очередь колесцовые замки с открытым и с закрытым колесом. В течение XVI века возникали различнейшие конструкции в части положения колеса. Нередко оно находилось на внутренней стороне; но такое расположение имеет множество недостатков. Колесо насаживали на ось, лодыжку, и нередко оказывалось, что подкурковая пружина располагалась вокруг нижней половины колеса. У самых старых замков колесо выполняет при спуске полный оборот. В более поздних оно делает лишь пол, а то и четверть оборота. Вскоре после изобретения колесцового замка возникает, для предотвращения несвоевременного срабатывания оружия, предохранитель (нем. Hahnsperre). Существовало множество запорных систем. В самой простой и наиболее распространенной плечо шептала удлиняется и торчит своим концом из пропила в замочной доске, шарнирный предохранитель же располагается так, что язычок его головки упирается в спусковой рычаг, исключая тем самым произвольное срабатывание механизма. Старейшие колесцовые замки имеют узкие крышки колка, которые закрывали большим пальцем. В более поздних системах, особенно у охотничьих ружей, имеются уже крышки полки, которые быстро закрываются при нажатии на кнопку, приводящую в действие внутреннюю пружину крышки.


Рис. 538. Курляндский, т. н. чинковый, колесцовый замок. Нач. XVII в.

        Среди колесцовых замков особый вид составляют курляндские. Предположительно это вообще древнейший вид. Особенность этого замка состоит в том, что боевая пружина с колесом и цепочкой расположены снаружи; над ними дугой проложена колесцовая накладка. Курок с особой пружиной расположен перед полкой. Спусковой крючок действует внутри снизу на переднее плечо шептала (рис. 538).
        Особой конструкцией обладают так называемые самовзводные замки (нем. Selbstspanner). В то время как любой обычный колесцовый замок заводится специальным ключом, надевающимся на вал колеса, у самовзводных ружей взведение осуществляется через движение, которое курок производит при опускании на полку, так что ношение специального ключа становится ненужным. Конструкции этого вида столь разнообразны, что здесь трудно было перечислить далее самые употребительные. Внимательный любитель в каждом встречающемся случае выявит такую комбинацию и легко уяснит себе ее систему.


Рис. 539. Колесцовый замок с двумя курками и одной полкой. Брешия (Италия), XVII в.

        Форма курка в течение времени испытала изменения, так что возможно с первого взгляда отличить более поздние от ранних. Самые старые курки очень просты и состоят только из круглого или прямоугольно опиленного стерженька ножки, губки курка узкие и угловатые, направляющий стержень короткий, а то и вообще отсутствует. Позже курок более изогнут, ножка становится шире, стержень своей косицей стремится крутой дугой вверх и образует порой кольцо. Впоследствии курки становятся широкими и неуклюжими и снабжены разными надпилами. Но они всегда гравированы, причем иногда довольно мастерски. Многие именитые граверы (на меди), преимущественно из Аугсбурга, уделяли внимание гравировке и украшению колесцовых замков.
        Итальянские колесцовые замки, особенно из Брешии и Гардоне, обычно выполнены очень изящно, а форма курков часто фантастическая: драконы, змеи и т.д., что доказывает прекрасную художественную школу изготовителей.
        У более старых ружей с колесцовым замком курок опускается по направлению к дулу, позже его движение становится прямо противоположным. Малое доверие, с которым повсюду относились к колесцовым замкам, привело к различным комбинациям, в основе которых лежало намерение не поставить стрелка в безвыходное положение на тот случай, когда замок не сработает. Поэтому вплоть до XVII века к колесцовому замку часто добавляется фитильный курок, это практиковалось особенно у военных образцов. У охотничьих ружей часто встречаются колесцовые замки с двумя курками, которые могут поочередно опускаться на полку (рис. 539). Но эта предосторожность вряд ли полностью отвечала своему назначению, поскольку большинство осечек было обусловлено заскакиванием колесика. Неудобство, связанное с необходимостью заводить колесо после каждого выстрела, побудило еще около 1570 года к попыткам сконструировать замок, который при одноразовом заводе позволил бы сделать несколько выстрелов. Нацеленные на это системы чрезвычайно разнообразны.


Рис. 540. Двойной замок ружья с двумя полками. Ок. 1680 г.

        Особенно интересны ружья с двойными или тройными колесцовыми или кремневыми замками (рис. 540). Два или три замка расположены один за другим и каждый имеет свою собственную полку с запальным отверстием. Эта конструкция продиктована желанием избежать заряжания после каждого выстрела. В зависимости от числа замков ружье заряжали 2-3 заряда друг за другом, и между каждым зарядом помещался большой пыж. Это устройство нельзя считать удачным.
        Начиная с середины XVI века немецкие мастера усиленно работают над усовершенствованием колесцового замка, который по праву стали называть немецким замком. Не было оружейника, который бы не создал собственную систему. Поэтому вплоть до XVII века мы встречаем различнейшие варианты колесцовых замков, среди которых было немало весьма полезных и оригинальных конструкций.
        Правда, нередко встречаются и своеобразные курьезы (рис. 541). Собрание ружейных замков в Императорской коллекции оружия Вены весьма показательно в том отношении, что там имеется, между прочим, чудный колесцовый замок весом 3,8 кг с замочной доской длиной более 44 см — это забавное заблуждение мастера: как будто для воспламенения большего количества пороха нужно больше искр, чем для воспламенения меньшего количества.
        Переходя к рассмотрению систем ударного замка следует отметить, что непонятно, почему испанский кремневый замок с ударным курком, который наверняка появился почти одновременно с колесцовым, не получил равного с ним распространения. При всех конструктивных недостатках преимущество этой системы было настолько очевидно, что нам лишь приходится удивляться длительности применения фитильных и колесцовых замков. Мы называем старейшую конструкцию с ударным курком испанской, потому что она постепенно распространялась из Испании через Францию и Нидерланды. Но не подлежит сомнению, что происходит она от мавров; ибо ее гораздо чаще встречаешь на арабских и турецких ружьях, чем на европейских XVI века (рис. 542). В некоторых трудах она называется также азиатским кремневым замком. Вероятнее всего, она является мавро-арабским изобретением второй половины XV века.


Рис. 541. Колесцовый замок с ключом. Позднейшая форма колесцового замка. Охотничье ружье работы Августинуса Коттера по прозвищу Шпарр, Нюрнберг. Гравировка выполнена Вильгельмом Вейером, Вена. Коллекция графа Владимира Миттровски, замок Пернштайн в Моравии.

        У этих замков пружинная система находится на внешней стороне замочной доски, и это несомненный недостаток. Лодыжки нет в конструкции взвода, движение курка происходит вместо этого нажатием боевой пружины на хвост курка. Спуск осуществляется путем втягивания отростков шептала, которые проходили через замочную доску и удерживали курок во взведенном положении. Но самое важное и гениальное устройство состоит в объединении огнива с крышкой полка вместе в батарею (нем. Batterie), вследствие чего полка открывается в то мгновение, когда происходит удар.164) Поэтому совершенно непонятно, почему нидерландские мастера, которые около 1560 года переняли и развили дальше ударный замок, отвергли самое выгодное устройство — батарею, сохранив крышку полки от колесцового замка и создав огниво на стойке, похожее на молоток на рукоятке.165) Эти замки применялись французами и нидерландцами еще до 1680 года (рис. 515). Несомненное улучшение нидерландского ударного замка состоит в том, что пружинный механизм расположен внутри. В некоторых случаях заметны уже попытки улучшить систему.
        Курок по своей форме тоже приближается уже к позднейшему. Следует отметить, что на турецких ружьях с ударным замком мы, начиная с начала XVII века, встречаем предохранитель. Здесь мы тоже видим, что наилучшие устройства куда старее, чем мы до сих пор предполагали, и восходят к Востоку. Наконец упомянем, что старейшее известное нидерландское кремневое ружье в Историческом музее Дрездена датировано 1598 годом.


Рис. 542. Испанский ударный замок. Работа Франсиско Лопеса. Мадрид, XVIII в.

        Французский кремневый замок можно рассматривать как одно из важнейших усовершенствований в оружейном деле. Тем самым была создана система, соответствовавшая всем требованиям для надежной и быстрой стрельбы. Хотя она и встретила недоверие в консервативных кругах французских военных, до конца XVII века фитильный замок оставался основным для вооружения пехоты.


Рис. 543. Ружейный замок. Богато украшен резьбой по стали; от ружья с рис. 528. Ок. 1700 г.

        У кремневого замка, за исключением курка (нем. Hahn), полки (нем. Pfanne) с батарейным огнивом (нем. Batteriedeckel), подогнивной пружины (нем. Deckelfeder), весь механизм состоял из лодыжки (нем. Nuß), боевой пружины (нем. Schlagfeder), лодыжной накладки, перки (нем. Studel) и шептала (нем. Stange) с внутренней стороны замочной доски (нем. Schloßplatte). У старейших французских кремневых замков крышки полки огнива были разделены, что кажется доказательством того, что французские оружейники, создающие кремневые замки, взяли за образец нидерландский замок. Крышка полки открывалась еще посредством тяги. Это неудобство парижские мастера сумели устранить, соединив крышку полки с курком посредством толкателя, так что крышка при взводе открывалась. Существенным и характерным новшеством являлся курок с двумя взводами; но лишь после многочисленных попыток он приобрел законченную форму. Примерно до 1660 года мы часто встречаем еще рифленые ударные поверхности огнива для пирита, а впоследствии только гладкие. К этому же времени исчезают раздельные огниво и полка, которые незаслуженно так долго оставались в употреблении. Начиная с возникновения этого батарейного кремневого замка отмечается расцвет французских оружейных мастерских, чем они были обязаны покровительству министра финансов Кольбера. Их изделиям присуща красота и элегантность, которые заслуживают всяческой похвалы. На украшение замков и стволов оказывали влияние лучшие декораторы Франции: Лебрен, Верен, Брисвиль и многие другие (рис. 543). Лишь постепенно немецкие оружейники решились отказаться от своего излюбленного колесцового замка и перейти к производству кремневых при отличных профессиональных навыках в XVIII веке. Им удалось составить ощутимую конкуренцию французам и бельгийцам: такие мастера, как Ульрих Менц в Брауншвейге, С. Чаушка в Вольфенбюттеле, Андреас Кухенройтер в Рогенсбурге, Л. Бехер в Карлсбаде, Георг Кайзер в Вене и другие вскоре превзошли французов по красоте и качеству своих изделий.
        Простота и компактность конструкции механизма обеспечила без каких-либо затруднений преобразование кремневого замка в капсюльный. Такие замки встречаются уже в начале XVIII веке почти в той же форме, что и век спустя.

Примечания

164) Пока еще применялся пирит, ударную поверхность приходилось снабжать направленным вниз рифлением для сбережения камня; у кремня эта предосторожность была уже излишней (прим. авт.).
165) Причина, вероятно, состояла в том, что нидерландские ружейники находились под слишком большим влиянием немецких и были слишком высокого мнения о сдвигающейся крышке полки колесцового замка (прим. авт.).

Энциклопедия средневекового оружия 

РУЖЕЙНЫЙ СТВОЛ →← РАЗНОВИДНОСТИ ТУРНИРОВ

T: 0.200617796 M: 3 D: 3