Энциклопедия средневекового оружия

ШПОРЫ

        С развитием феодального общества шпоры (нем. Sporn), кроме своего прямого назначения, являлись еще и знаком рыцарского достоинства, которым обладали только те, кто имел право и обязанность воевать в седле, в противоположность воинам низкого происхождения.

        Хотя шпоры уже были известны во времена Каролингов, они не были еще широко распространены. По крайней мере на миниатюрах того времени, как, например, в Золотой псалтыри, их нет. До сих пор считалось, что шпоры имели поначалу заостренные, жалообразные шейки (нем. Hälsen) и только в XIV столетии приобрели колесики (нем. Rädchen). Вопреки этому мнению в 1639 году в миланской гробнице Бернгарда, короля Италии (797—818) найдена пара шпор из желтой меди с колесиками на шейках. Но это, несомненно, был единичный случай, ибо весь иллюстративный материал свидетельствует о том, что при поздних Каролингах в употребление вошли шпоры с короткими острыми шейками и что только в конце XIII века стали появляться шпоры с колесиками, сначала лишь у знати. Шпоры с жалообразным острием были названы французами «сорочьим клювом» (фр. becs de geai) и появились под этим названием еще в 1335 году, в то же время на большой рыцарской печати Рудольфа IV Австрийского (1358—1365), около 1358 года этот правитель изображен уже в шпорах с большими колесиками причудливой формы.


Рис. 240. Стремя и шпора французского рыцаря. Рисунок из рукописи второй пол. XI в. Национальная библиотека в Париже.
Рис. 241. Шпора. Из гробницы короля Венгрии Белы III (1172—1196) в Штульвайсенбурге.
Рис. 242. Шпора. Из гробницы короля Польши Казимира Великого (1310—1370) в Краковском соборе.

        Показателем возраста жалообразных шпор является форма дужки и ее ременной проушины. Дужки (нем. Bugel) появились в XI веке еще прямыми или только немного изогнутыми, с простыми, грубо исполненными проушинами, в то же время уже в начале XII века дужки «взметнулись» кверху, чтобы шейки шпор с шипом (нем.Stachel) на них не задевали землю (рис. 240). С этим и связано стремление загнуть шейки кверху (рис. 241, 242). В тот период, когда ноги еще защищались латами, шпоры временами приобретали своеобразную форму. Шип приклепывали на кусок листового железа, которому придавали форму пятки, проделывали в нем отверстия, через которые крепкой пеньковой ниткой или полосками кожи закрепляли на закругленном месте доспеха. Такая шпора хранится в собрании В. X. Риггса (рис. 243). В IX веке шип еще сидел на дужке без шейки, в X столетии шейка и шип уже отчетливо отделяются друг от друга, и это становится признаком, указывающим на возраст шпоры.
        В XIII веке дужка получает над шейкой небольшой отросток, чтобы шейка не ударяла по ахиллесову сухожилию. Такая форма шпоры сохранялась с небольшими изменениями вплоть до XVI века.
        Уже в первой половине XII века у знати появляется обычай золотить шпоры и даже украшать их эмалью. С точки зрения художественного оформления шпора вплоть до XVII века занимала весьма важное место.
        На Востоке вплоть до XIV века шпора имела прямую, довольно длинную шейку с шаровидным отростком или даже с небольшим диском. Особенно была распространена она у мавров. У арабов и турков она встречается реже, поскольку ее заменяли широкие стремена.


Рис. 243. Шпора-шип, приклепан к перфорированной пластинке, с помощью сухожилий пришитой к пяточной части кольчужного чулка. Нач. XIII в. Коллекция В. X. Ригтса.
Рис. 244. Шпора. С колесиком, направленным вниз; украшена инкрустацией. Италия, кон. XVI в. Императорский Царскосельский арсенал.
Рис. 245. Шпора. Из резного железа; частично позолочена. Италия, XVI в.

        Длина шейки имеет важное значение. Чем длиннее шейка, тем меньше всаднику во время пришпоривания нужно прижимать икры к бокам лошади. На длину шейки влияет также форма седла, а начиная с XIII века и защита ноги. По этой причине одетые в кольчужные штаны воины XIII века, но еще больше всадники в поножах XV и начала XVI веков нуждались в шпорах с очень длинными шейками, т. к. наколенники допускали лишь ограниченное движение голени.68) Позже, когда наколенники стали более подвижными и вошли в употребление полудоспехи, шейки шпор стали опять короткими. В Италии колесики часто сажали вообще вплотную к дужкам, а шейки нередко были направлены вниз (рис. 244, 245). Шпорные колесики начиная с XIV века в зависимости от моды приобретали вид зазубренных по краю дисков или звездочек. Однако было бы ошибочно делать выводы о возрасте шпоры по количеству шипов. Именно в XIV веке количество шипов весьма различалось. Начиная с середины XV века, к концу готического периода, характерными стали звездочки с шестью тонкими заострениями (рис. 246). В Бургундии, во времена Карла Смелого (1433—1477), входит обычай носить на шпорных шейках подвешенные вырубленные из металла буковки, которые в совокупности передавали какое-нибудь изречение, девиз или религиозный призыв. Истоком этой моды был более древний обычай носить на шпорных шейках бубенчики.


Рис. 246. Готическая шпора. Из резного железа; местами перфорированная и луженая. Кон. XV в.
Рис. 247. Шпора. Из ажурного листового железа с вырубными украшениями; на дужке — надпись: «POMNY NA MYE, >MA MYLA WYERNA PANY» («Помни обо мне, моя дорогая, верная жена»); на обивке ремешка можно разглядеть готическую монограмму под короной, до сих пор не расшифрованную.

        Начиная с середины XIV века на концах дужек все чаще встречаются шарнирные петли для ремней, возникновение которых можно отнести еще к XIII веку. С XV века шпоры становятся более легкими — ажурными, с красивым узором (рис. 247).
        Начиная с середины XV века шпора нередко связана с латным башмачком на пятке так, что шейка без дужки приклепывалась к пяточной части наголенника. У большинства таких доспехов в музеях и собраниях шпоры обломаны, но сохранившиеся заклепочные отверстия указывают на их былое присутствие.
        Начиная с XV века шпора в большинстве случаев крепилась ремешками под латным башмаком. Для этой цели наголенник имел у пятки глубокие вырезы, из которых торчала шейка шпоры. Во второй половине XVI века существовали разнообразнейшие способы крепления шпор к одетой в броне ноге, нередко встречались и шпоры, пристегнутые над латным башмаком.
        Система крепления шпоры ремнями включала проходящий под пяткой подшпорный ремень (нем. Stegriemen) и идущий над подъемом нашпорный ремень (нем. Schnallenriemen) с пряжкой. В XV веке встречались также двойные подшпорные ремни, даже двойные цепочки с пряжками, поскольку кожаные ремни легко рвались.
        Характерным признаком возраста шпор являются также формы ременных проушин. Старейшие экземпляры имеют на концах дужек только одну проушину, к которой с помощью колец с подшпорным ремнем крепился и надшпорный ремень. Начиная с ХШ века встречаются уже две проушины друг над другом, но чаще одна за другой. Передняя всегда служила для нижнего ремня. В XV веке ременные отростки выполняли в виде оковок, которые ходили на шарнирах. Для нижнего ремня у дужки делали свой отросток, часто под углом к дужке.
        В XVII веке у московитов и поляков встречались шпоры с двумя-тремя колесиками, но неуклюжей и некрасивой формы. Впрочем, всадникам они казались достаточно воинственными, и они с удовольствием ими пользовались (рис. 248).


Рис. 248. Железная шпора. С тремя зубчатыми колесиками, расположенными вертикально друг над другом. Польша. XVII в. Императорский Царскосельский арсенал.
Рис. 249. Тяжелая форейторская шпора. Из латуни, с тремя шенкелями с колесиками в форме звездочек. Германия. XVII в.

        Когда шпоры начали носить на обычной кожаной обуви, ремень с пряжкой над подъемом стал шире, чтобы он не натирал ногу. По той же причине надшпорный ремень в XVII веке получил четырехугольные разрезанные накладки из прочной кожи. Такой способ оснащения ремнями сохранялся до настоящего времени.
        В коллекциях встречаются иногда весьма своеобразно выполненные шпоры, большей частью из латуни, с двумя и даже тремя шейками и мощными колесиками. Такие шпоры никогда не служили для применения на войне. Это шпоры ездовых (нем. Kutschenreitersporen), или форейторские шпоры, которые носили их на тяжелых кучерских сапогах, допускавших лишь очень небольшие движения ног. Такие шпоры оказывали воздействие на лошадь уже при незначительном нажиме ноги на ее пах (рис. 249).


Рис. 250. Клеймо семьи Миссалья, мастеров-доспешников. Рельеф во дворе их дома на виа дель Спаради в Милане, ок. 1380 г.

Примечания

68) В большей степени это было связано со специфической рыцарской посадкой в седле, при которой для мощного таранного удара копьем необходимо было, чтобы ноги имели плотную опору в стременах и поэтому были вытянуты вперед (прим. ред.).
Синонимы:
бодни, иклы



Ещё